ТЕАТРАЛКА С САДИСТСКИМ УКЛОНОМ

2 месяца ago zorya2017 Комментарии к записи ТЕАТРАЛКА С САДИСТСКИМ УКЛОНОМ отключены

Двести лет назад наш город потрясла история, которую передавали шепотом из уст в уста. Красивая и богатая, первая дама Екатеринослава, основавшая в городе первый театр, вдруг стала… утюжить и сечь своих крепостных девок, превратившись в местную «Салтычиху». 200 лет назад мадам Струкова действительно была самой известной женщиной города. Только вот известность уж очень зловещая…

Ольга Константиновна Струкова (1776—1836) происходила из известного рода молдавских бояр Мавроени. Затем вышла замуж за губернского предводителя дворянства (в 1799—1804 гг.) Анания Герасимовича Струкова — богатейшего человека губернии. Таким образом, Ольга стала «первой леди» среди екатеринославской элиты. Молодая (чуть за 30) женщина, начитанная и остроумная, она живо интересовалась театром и художественной самодеятельностью.

И вот 3 (15-го по новому стилю) января 1806 г. в городе состоялась первая театральная премьера. Показывали пьесу «Осмеянное чародейство» в «Благородномтеатре» на углу улиц Московской (ныне В. Мономаха) и Стародворянской (В. Великого), здание которого не сохранилось.

Пьесу издали отдельной книгой в том же 1806 году. Сегодня это настоящая библиографическая редкость. Пьеса в одном действии была написана для круга дворянских детей и имела морально-воспитательное значение. Это забавные сценки из жизни дворянских детей, обличающие колдовство, воровство, скупость и обман. В пьесе всего шесть действующих лиц. Одну из главных ролей играл Эммануил Струков, сын самой основательницы театра О. К. Струковой.

Автор скрылся под псевдонимом «Друг детей». Он посвятил пьесу «Ея Высокоблагородию Милостивой Государыне моей Ольге Константиновне Струковой». В предисловии даже написал: «Правильно судили вы, что театр для детей очень полезен…».

Премьера прошла с успехом. Казалось бы, Ольга Струкова должна была до смерти служить образцом культуры и добродетели. Однако судьба распорядилась иначе. Вскоре её супруг умер, а вдова переехала в Санкт-Петербург. Но недолго она носила траур — всего через год вновь вышла замуж за крупного чиновника, сенатора Федора Максимовича Брискорна. Причем не по любви, а по расчету—ранее Струкова задолжала жениху крупную сумму, и таким образом замяла дело. А в 1824 году женщина овдовела вторично

С тех пор Ольга Константиновна жила двойной жизнью. В Петербурге она старалась быть образцом благочестия. В её сголичномдоме на Галерной улице даже жил Александр Пушкин с женой (1831—1832 гг.). А вот на Екатеринос-лавщине «сенаторша Брискорн» стала известна совсем в другой ипостаси.

У неё было обширное имение в селе Высшетарасовка (ныне в Томаковском районе). Здесь хозяйка и «прославилась» крайне жестоким поведением с крепостными. Об этом упоминал в своих «Воспоминаниях» А. М. Фадеев (1789—1867), работавший крупным чиновником в Екатеринославе, а затем саратовским губернатором. Он писал: «Сенаторша Брискорн секла своих людей своеручно до полусмерти, заутюживала своих девок и проч. и проч.». В другом своем имении, селе Прилепы Курской губернии, Ольга основала суконную фабрику, где массово умирали крепостные. В 1822 году бедные крестьяне обратились к самому императору Александру I с жалобой на «курскую Салтычиху». Следствие, длившееся в течение 3 лет, установило, что в 1820—1821 годах в поместье умерло 128человек.

По жуткой иронии судьбы, Ольга Брискорн, вошедшая в историю края как «Екатеринославская Салтычиха», повторила судьбу Дарьи Николаевны Салтыковой (1730—1801), чье имя давно превратилось в нарицательное. Она стала печальным символом отклонений в среде помещиков XVIII—XIX веков, символом их безнаказанности в условиях крепостного права. Девушка из родовитой семьи, в молодости поборница культуры Просвещения, начитанная и добродетельная, с годами превратилась в деспотичную правительницу своего поместья и мучила своих крепостных.

Ольга Константиновна имела 11 детей. Её сын и внук Струковы, как и супруг, стали Екатеринославскими губернскими предводителями дворянства. Репутация матери и бабушки им в этом не помешала. А представьте, что их выбирали бы сейчас, в век Интернета…

Как же сложилась судьба детища Ольги Брискорн – «Благородного театра»? В1811 году Екатеринослав посетил грузинский князь П. И. Шаликов, через год издавший свои мемуары в столичном театральном журнале «Аглая». Князь отметил: «В Екате-ринославле есть публичной театр в доме, построенном дворянами. К чести их вкуса, они оченьлюбяттеатр».

Князь описал целых шесть пьес, которые ему довелось увидеть в Екатеринославе. В основном это водевили: «Лиза, или Следствие гордости и обольщения», «Сын любви» и др. Хотя случались и постановки из классического репертуара, например, «Мещанин во дворянстве» Мольера.

Позже «Благородный театр» исчез со страниц местной печати. Кто его закрыл и почему, остается загадкой. А первое театральное здание из камня (театр Луцкого) наш город получил только в 1847 году, через 11 лет после смерти екатеринославской «Салтычихи». Об этом, между прочим, «Зоря» тоже подробнописала…