Шаланды, полные печали

6 месяцев ago zorya2017 Комментарии к записи Шаланды, полные печали отключены

Николай ЧАБАН

 

Водка и золото стали причинами преступления, исполнителей которого полиция так и не нашла. Как говорится, Днепр течет, но мало что меняется…

Случилось это жарким воскресным вечером в середине лета 1899 года. Трое мастеровых с завода «Шодуар А» (так в свое время назывался завод им. Коминтерна — нынешний «Коминмет») отправились с Амура в Екатеринослав, располагавшийся тогда только на правом берегу.

Зажиточный вальцовщик Антон Батурин (он зарабатывал не менее 3 рублей в день), его брат-подросток Дмитрий и Василий Бизюков по происхождению были крестьянами Несоновской волости Рославльского уезда Смоленской губернии. В Фабричную слободку (район нынешнего Центрального автовокзала) они приехали повидаться с земляками. А заодно  через одного из них, уезжающего на родину, передали деньги  родственникам. Как уж водится, встреча не обошлась без «монопольки» — в  дореволюционной Российской империи так назывались не только винные  лавки, но и продававшаяся в них казенная водка («казенка»).

Понятное дело, что с возвращением домой на Амур они опоздали. По наземной части моста в темное время суток ходить было опасно. Пришлось обратиться к лодочникам, перевозившим пассажиров из Екатеринослава на левый берег. Благо, их стоянка находилась прямо возле моста. Братья Батурины и Бизюков пришли на берег чуть позже девяти вечера, наняли за 40 копеек «плавсредство» и поехали.

Обычно с «шаландой» — плоскодонной и короткой лодкой — управлялся один человек. Однако на сей раз кормщиков почему-то оказалось сразу трое. И все  молодцы как на подбор — рослые, широкоплечие, настоящие геркулесы.

Когда лодка отошла от берега уже довольно далеко, Батурин-старший, доставал что-то из кармана и выронил на дно шаланды 90 рублей золотом. Митя сразу заметил, как у лодочников загорелись глаза, когда они услыхали звон драгоценного металла и увидели ярко блеснувшие золотые монеты.

Сейчас же лодочники начали подозрительно переглядываться. Сердце подростка чуяло беду, и через несколько минут беда эта действительно наступила.

Садясь в шаланду, мастеровые попросили, чтобы их подвезли к лесопилке Животовского. Но потом заметили, что их начали везти вверх по Днепру — в направлении Каменки (приблизительно здесь сейчас находятся жилмассивы Фрунзенский-1 и 2). Только Антон Батурин хотел было сказать, что они не туда едут, как оба свободных лодочника начали требовать с рабочих деньги.

— Довезите нас до берега, — попросил Антон, —тогда я вам дам, сколько хотите. Но не тут-то было. — Сейчас деньги давай! — свирепо и ничего не слушая, кричали лодочники. Тут уж не осталось никакого сомнения — их хотят ограбить.

Антон и Бизюков бросились в воду и Бог знает как добрались до острова, что был напротив Нижнеднепровской пристани.

Лодочники бросились за ними. Рабочие пересекли остров и снова бросились  в воду. (Острова этого молодежь уже не помнит. Находился он за островом Зеленым, и даже названия отдельного у него не было. На нем стоял домишко бакенщика, зажигавшего по вечерам огни на бакенах посреди реки. Остров этот размыли лет тридцать назад. — Авт.).

…Бизюкову по пути в воде попался камень. На нем он отдохнул и благополучно доплыл до берега. А Антон Батурин выбился из сил и утонул.

Воспользовавшись тем, что лодочники побежали догонять двух его спутников, Митя Батурин выскочил на берег и начал кричать, что было мочи. Минут через 15 на берегу собрался народ. Антона вытащили из воды уже мертвым, но со всеми деньгами. А злодеи, испугавшись собиравшегося народа, скрылись. «Только понапрасну душу загубили!» — горько рыдал над телом брата Митя.

…Судебный следователь вместе с врачом приехали на место происшествия почти через неделю: Батурин утонул 4 июля, а они приехали 10-го. К тому времени труп почти разложился. Можете себе представить эмоции родственников и знакомых утонувшего, вынужденных дежурить возле тела до приезда властей! Надо ли упоминать, что след грабителей давно простыл? Да и разыскивать их не больно-то собирались…

А район Амура долго еще пользовался дурной репутацией у екатеринославцев. Сохранилась эта «традиция» и позже, в советском Днепропетровске, в веке двадцатом.

Но это уже — совсем другая история…

Кстати, почему Амур?

Людская молва и память современников сберегают для истории не всё. Кто знает теперь, как звали первого жителя нынешнего Амура? Известно лишь, что в середине 70-х годов XIX века, после постройки левобережной тупиковой железнодорожной станции Екатеринослав, на незаселенной до тех пор земле выросло полдесятка халуп — жилье первых местных  железнодорожников.

«Ишь, куда забрались — на самый Амур!» — сказал про них, наверное, какой-то остряк, намекая на даль далекую, какою была великая дальневосточная река.

Кроме этой версии, легендарный «зорянец» и краевед Михаил Шатров сохранил для нас еще одну. Оказывается, в его время старожилы еще  вспоминали о нескольких семьях переселенцев с Дальнего Востока, обосновавшихся в здешних местах. Отсюда, мол, и названия поселков: «Амур», «Сахалин».

Но вот еще одна догадка. Во время оно левый берег Днепра был достаточно диким и лесистым. Местная знать, чиновники, зажиточные обыватели любили  устраивать здесь веселые пикники, а подчас и распутничали — «амурничали», как тогда любили говорить. Вот и прижилось название…