БОРИНА ВЕНЕЦИЯ

2 недели ago Андрей Богатырёв Комментарии к записи БОРИНА ВЕНЕЦИЯ отключены

В воскресенье Днепр простился с талантливейшим журналистом Борисом Брагинским. Друзья и коллеги знают, что он был не только жизнелюбом, виртуозом слова, мастером на все руки, но и страстным энтузиастом бюджетных путешествий по старушке-Европе.

Ему было всего 58. Вырастил сына и дочь, своими руками выстроил дом (и не один), посадил прекрасный сад — на зависть всему Подгородному. Вроде бы весь джентльменский набор, положенный настоящему успешному мужику. Только  авиабилетами, заранее забронированными на весь следующий год, воспользоваться не успел. Чертов инсульт!

О том, как можно путешествовать «не за все деньги мира», Боря знал почти все. Когда выкупать номера в отелях, каким образом перехитрить сайты компаний-лоукостов или с минимальными затратами добраться до конечной точки путешествия… При желании, Брагинский мог бы написать об этом целую книгу. И, поверьте, она пользовалась бы не меньшим успехом, чем его расследования в «Комсомолке» или едкие колонки в «Газете по-днепровски» середины 2000-х.

Тенерифе и Прага, Дортмунд и Будапешт, Аликанте, Краков, Париж… О десятках городов он так и не оставил путевых заметок. Даже о Венеции, которую страстно любил и которой восхищался, словно ребенок — как впервые после каждого из девяти возвращений.

«Представляешь, на пьяцца Сан-Марко — базилика, Дворец дожей, Кампанила… Вокруг толпа народу, энергетика сумасшедшая, туристы болтают на десятке языков. А ты прямо посредине голубей кормишь булкой… За такое можно все отдать!» Уверен,  этот рассказ слышал каждый из тех, кто хорошо его знал. 80 евро штрафа Бориса не смущали.

Мы не раз спорили, где лучше селиться, в Каннареджо, Кастелло или Сан-Поло и как ориентироваться в запутанной до предела географии любимого острова. Думаю, что Борин рецепт пригодится всем потенциальным посетителям постепенно уходящей под воду жемчужины Адриатики.

Оказывается, достаточно хорошо запомнить название ближайшего к своему временному жилью «пьяццале» или «кампо». Дальше — исключительно дело техники. И не страшны переплетения глухих переулков или внезапно обрывающихся в никуда каналов.

Несколько лет назад я в шутку спросил, хотел бы он быть похороненным на острове Сан-Микеле — кладбище, где нашел последний приют обожаемый и постоянно цитируемый им Бродский. «Знаешь, пожалуй, нет. Мне и здесь хорошо…»

Но быстро тему свернул, заодно открыв очередной, опробованный на личном опыте, секрет. «Запомни, совсем рядом с Санта-Лючия, если свернуть налево, есть чудное заведеньице. Туристы его редко находят. 2 евро бокал просекко и 1.40 латте. Но какой колорит! Будешь там — непременно зайди…»

Теперь Боря лежит на Сурско-Литовском. Пусть же и днепровская земля станет ему пухом. А каждый из близких, оказавшись в Венеции, поставит свечку в одном из тамошних храмов.

Mеmento mori…

Андрей БОГАТЫРЕВ