ЧЕЛОВЕК-ЛЕГЕНДА

2 месяца ago zorya2017 Комментарии к записи ЧЕЛОВЕК-ЛЕГЕНДА отключены

Легендарный екатеринославский губернатор Андрей Фабр, желая пресечь зло, лично проверял жалобы горожан

Пожалуй, ни об одном екатеринославском губернаторе не сложено столько анекдотов, как о Фабре. Но он и сам давал к этому повод.

Андрей Яковлевич Фабр служил здешним гражданским губернатором в 1847—1858 годах. Крымчанин по рождению, он был сыном директора казенных виноградных садов Судакской долины. Отец его — франко-швейцарского происхождения, мать — немка. Такой «коктейль» на нашей почве обещал дать нечто оригинальное. И дал, да еще как!

Начав канцеляристом, он дослужился до начальника канцелярии новороссийского и бессарабского генерал-губернатора князя Воронцова в Одессе. Князь и направил будущего кавалера десяти орденов к нам губернатором.

Во многих отношениях Фабр казался уникален. К примеру, он лишь единожды за всю свою каденцию воспользовался отпуском. А главное — отличался огромной работоспособностью и стремлением лично участвовать во всех делах. Все это «отягощалось» неподкупностью в распоряжении казенным имуществом и финансами, умноженной на деловую компетентность.

Вместе с тем, о его чудачествах в городе ходили легенды…

«Не суди, любезный, по наружности»

На третий день после приезда Фабра в Екатеринослав пришел к нему в 10 часов утра с докладом чиновник из казенной палаты. Сообщил, что в полдень будут проходить торги. Входная дверь оказалась не заперта, и, не встретив никого, тогдашний «клерк» прошел в большую переднюю без доклада. И… увидел, как какой-то старик в засаленном халате вынимает из ящика столовую посуду. Приняв его за лакея, чиновник потребовал доложить о нем губернатору. Мнимый же слуга невозмутимо продолжил свое дело.

Чиновник, повысив голос, повторил свое требование. На что получил в ответ спокойное: «Дайте кончить».

Вынув всю посуду из ящика, Фабр (это был он) ушел в другую комнату и, надев вицмундир, вернулся. Чиновник, увидевший прежнюю фигуру, совершенно растерялся. Фабр, видя его смущение, начал говорить своим сладеньким голоском:
Вот, любезнейший. Надо быть хладнокровнее и не судить по наружности. Конечно, вы не ожидали застать губернатора за таким занятием. Но будьте спокойны — это не возымеет никаких последствий…

Упомянутый здесь «фирменный» фабровский мундир Фабра считался притчей во языцех — из темно-зеленого сукна, с фалдами до пят. Панталоны и жилет при этом вообще имели неопределенный цвет.

Картуз губернатора был до того изношен, что и следа бархата не оставалось — лишь порыжелое полотно грязного оттенка. Уж потешалась молодежь над этим картузом, всегда лежавшим на окне столовой, когда Фабр являлся к обеду. В этом костюме его видели «парадирующим» на одесском бульваре в 1835 году, и в нем же Фабр 12 лет спустя приехал в Екатеринослав. Вот как бережлив был человек!

«Этот кусок не для твоих усов!»

Часто до Фабра доходили жалобы о притеснениях горожан, покупавших небольшое количество товара в мясных лавках. Чтобы удостовериться, что жалобы справедливы и пресечь зло, Андрей Яковлевич лично отправился на базар.

В одно прекрасное утро, встав пораньше и не сказав никому ни слова, напялив старую енотовую шубу и пресловутый картуз, закрывшись воротником шубы, чтобы не быть узнанным, губернатор пошел в мясные ряды. Остановился у первой лавки и попросил отвесить ему два фунта хорошего мяса.

Продавец, взвесив ему каких-то обрезков с костями, подал их и назвал цену. Фабр принялся спорить: — Дай мне лучшего мяса кусок. А это что?

Мясник с криком возразил: — Эка, важный покупатель! Бери, что дают, а не хочешь, так проваливай, пока я тебя не вытолкал из лавки. У меня для таких, как ты, нет лучшей говядины!

Повернувшись, чтобы выйти из лавки, Фабр заметил на столе большой кусок прекрасного филе и сказал продавцу: — Вот от этого куска отрежь-ка мне два фунта.

— Вишь, что придумал. Убирайся! Говорят тебе, этот кусок не для твоих усов. Это полицмейстерская говядина. Скоро за ней придет повар. А для тебя я не стану портить куска.

Не говоря ни слова, Андрей Яковлевич вышел из лавки и отправился домой. Там он тотчас же приказал пригласить к себе полицмейстера Сухих. Тот крайне удивился, что губернатор его требует в столь ранний час, но явился немедленно.

Когда он вошел, Фабр не дал ему вымолвить даже слова. Сразу принял строгий вид и повысил голос:

— Скажите, пожалуйста, отчего у вас в мясных рядах не одинаковую для всех продают говядину? И не по желанию покупателя, а по произволу продавца? Лично сегодня убедился! Меня гонят с угрозою из лавки, говоря, что эта говядина не для тебя, а полицмейстерская. Уходя, я подумал: какова же должна быть губернаторская!Просветите меня, с которого времени установлен такой разряд мяса. А заодно прикажите продавцам прекратить этот произвол. Пусть удовлетворяют каждого покупателя по его желанию!

Едва ли такая «закуска» понравилась полицмейстеру. Он раскланялся и поспешно удалился.

Подобных историй, кстати, о Фабре сохранилось множество. Смогут ли написать нечто подобное о его последователях из «века цифровых технологий»?

Николай ЧАБАН